Make your own free website on Tripod.com

Какой он, Израиль?

        Первое, что бросается в глаза в Израиле "русскому" человеку - это множество хорошо знакомых комнатных растений. Только их вынули из горшков, слегка (раз в десять) увеличили в размерах и посадили на улице. Вот и идешь, словно лилипут по жилью великана, между гигантских алоэ, фикусов, кактусов и еще чего-то знакомого, только не знаешь, как оно называется.

Выйдя из зарослей гигантского алоэ, проедем по стране с севера на юг:

Тропический Израиль начинается на севере с горы Хермон. Сюда устремляются зимой потоки израильтян для того, чтобы, после нескольких часов пути по непростой дороге, выйти, дрожа от холода и пронизывающего ветра, и торжественно сказать сыну: "Протяни ладонь, сын! Видишь это белое вещество, которое падает тебе на руку? Это - снег."
А вот так выглядит израильская зима "внизу". Это - примерно январь-февраль. Правда, оговорим сразу, это - если нет дождя. Хороший израильский дождь мне лично ни разу сфотографировать не удалось. Видимо, техника здесь бессильна. Под ним нужно побывать!
Тель-Авив - это не только "центр мирового сионизма", как учили когда-то тех из нас, кому сегодня за тридцать и выше. Тель-Авив - это город радости, бурного ритма, шума и веселья. Само собой, город контрастов, где можно увидеть даже вот такой замок на пляже (жаль только, он недолговечен).
Другое лицо Тель-Авива - Старый Яффо. Когда-то (в 1909) Тель-Авив был основан как маленький еврейский городок-спутник большого арабского порта Яффо. Сегодня Яффо - крохотный, но очень красивый кусочек Тель-Авива, битком набитый лавками, картинными галереями, музеями и всякой другой всячиной, где так здорово просто бродить и кайфовать.
Тель-Авив падок на зрелища. Так выглядит центр города в праздник Пурим - день, когда заповедано веселиться и (я этого не говорил, а вы не слышали) "пить, пока не потеряет способность отличать благословение от проклятия". Так с той поры и называется этот пуримский парад-карнавал - Адлояда "Пока не потеряет способность".
Никуда не денешься, Израиль воюет. А что делать, когда вокруг так много тех, кому больше всего хотелось бы, чтобы нас  здесь (как минимум) не было. Вот и накопилось огромное поле-музей того, чем воевали против нас и чем мы воевали против них (Атар-а-Ширйон, Латрун).

Мой счетчик